Коррупции – труба

16:28 26.11.2018

Похоже, что ГБР, как и обещал его директор, действительно заработает в ноябре. Еще не начавшая функционировать структура подвергается массированным атакам со стороны потенциальных подследственных. В ход идут и законодательные инициативы, направленные на получение контроля над главой Бюро, и личные угрозы семье Романа Трубы. Наличие этих атак результат принципиальности директора, отклонившего 27 одиозных претендентов на посты руководителей Бюро. И чиновники-коррупционеры действительно боятся запуска «украинского ФБР».

Государственное бюро расследований (ГБР) официально начинает свою работу с 27 ноября. Сообщение об этом опубликовано правительственное издание «Урядовий курьер». Таким образом, Бюро начинает полноценную работу уже через год после назначения его директора.

Завтра, в Украинском доме примут присягу без малого 300 следователей ГБР. Согласно законодательству, обязательным условием для старта работы новой правоохранительной структуры является ее укомплектованность кадрами не менее чем 30%. Это условие уже выполнено. А после зачисления в штат еще трех сотен следователей кадровый вопрос «украинского ФБР» будет решен более чем на 40%. Ну первые расследования начнутся уже в ближайшие дни.

Создание ГБР было предусмотрено новым Криминальным процессуальным кодексом Украины, принятым еще в 2012 году. Несмотря на декларации режима Януковича о необходимости запуска Бюро, до Революции достоинства никаких конкретных шагов для этого сделано не было. В законе «О прокуратуре», одобренном парламентом в октябре 2014 года, были заложены конкретные механизмы формирования ГБР. Однако учреждение ГБР было отодвинуто на второй план в связи с запуском НАБУ. Закон о ГБР был принят только в ноябре 2015 года, а вступил в силу в марте 2016 года.

В дальнейшем действия по организации конкурсных процедур постоянно откладывались под разными предлогами. Например, одной из причин отсрочки стала жалоба Главного военного прокурора Анатолия Матиоса, обнаружившего ошибки в вопросах для тестирования кандидатов.

Наконец, в ноябре прошлого года конкурс все же состоялся, и победа досталась «темной лошадке» — львовскому прокурору Роману Трубе. Хотя накануне никто всерьез не рассматривал его кандидатуру на фоне таких фаворитов, как упомянутый Анатолий Матиос, сотрудник АП Алексей Горащенков и глава Управления ГПУ Ольга Варченко.

Дальнейшие проволочки с проведением конкурса или выигрыш его кандидатом с неоднозначной репутацией означал бы окончательную потерю лица перед Западом, требовавшим скорейшего старта работы ГБР. Пункт о запуске Бюро остался последним невыполненным Украиной условием «безвиза» с ЕС.

Роман Труба стал первым руководителем после главы НАБУ Артёма Сытника, который запустил крупный правоохранительный орган с нуля. Сумев сделать это на фоне очевидного сопротивления влиятельных фигур во власти и отсутствия политической поддержки, которую имело создание НАБУ. С момента создания которой сформировался пул политиков и активистов, выступающих в роли неформального департамента по связям с общественностью антикоррупционного органа. Помимо этого, НАБУ активно поддерживалось и поддерживается Западом. Например, лишь благодаря жестким сигналам из Вашингтона не был принят законопроект, предоставлявший парламенту право 226 голосами увольнять директора НАБУ без выводов аудита. В свою очередь, глава ГБР получил кредит доверия западных партнеров Украины только после того, как продемонстрировал своё самостоятельность.

Как бы то ни было, запуск ГБР это очередной шаг в создании новой правоохранительной системы после создания НАБУ и НАЗК. Новые ведомства будут играть все большую роль в преследовании коррупции. Судебная реформа одобрена Венецианской комиссией, и все чаще доказывает свою эффективность. Опрос, проведенный в сентябре 2017 года в рамках проекта USAID, показал рост доверия к украинским судам. С точки зрения юристов судебная система получила самый высокий уровень доверия из всех органов власти 38%. Для сравнения: парламенту и правительству доверяют 12% юристов. В рамках реформы создаются Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности и Высший антикоррупционный суд, и впервые в истории Украины стать судьей теперь может юрист без судейского опыта адвокат или ученый. Результативно идет реформа в Генпрокуратуре: при Юрии Луценко прокуратура, наконец, перестала быть осуждающим органом, и судьба подследственного теперь решается в суде. Функция следствия передана из прокуратуры в новый главный следственный орган ГБР. И с 27 ноября этот новый мощный следовательский аппарат заработает.

Сегодня целым рядом спикеров в СМИ тиражируется один и тот же тезис: задержка с назначением 27 претендентов на посты руководителей структурных и территориальных подразделений ГБР тормозит работу Бюро. Эти повторяющиеся утверждения опровергаются нормами законодательства. Как уже говорилось выше, сегодня Бюро укомплектовано примерно на треть, и может работать. Присяга 300 следователей доведет комплектацию ДБР до 40%.

Как известно, следователь является процессуально независимой фигурой. Чтобы ГБР работало, нужны честные компетентные следователи, а не начальники. Формирование следовательского аппарата и воля директора Бюро вполне достаточны для начала работы органа.

«Важны условия, которые мы создадим для этих людей в новом правоохранительном органе. Я делаю акцент на смене подходов и принципов работы. Когда мы это сделаем будет результат и доверие общества. Не на всех следователях, не всех прокурорах стоит печать системы. Есть много профессиональных и при этом честных людей», — отмечал сам Роман Труба в интервью.

Пока Бюро испытывает трудности с материально-техническим обеспечением. Вопрос о помещении для главного офиса был решен только в июне этого года, площади были выделены в здании бывшего комбината «Пресса Украины» из активов Госуправления делами при президенте, правительство Гройсмана осуществляет финансирование нужд Бюро.

Напомним, 28 августа 2018 года директор Бюро отказался принять на работу 27 претендентов на руководство функциональными и территориальными подразделениями Бюро. Список этих «победителей конкурса» был обнародован в СМИ за несколько дней до голосования внешней комиссии, и полностью совпал с ее выбором. По словам Романа Трубы, среди выбранных комиссией кандидатов находились фигуранты уголовных расследований. В частности, один из победителей подозревался в государственной измене, другой кандидат и члены его семьи присутствовали в нескольких уголовных производствах по легализации средств, полученных преступным путем, еще один кандидат тесно общается с представителями наемников РФ.

Помимо обоснованных подозрений в нечистоплотности многих утвержденных Внешней конкурсной комиссией претендентов, обнаружились правовые трудности в назначении этих людей. Оказалось, что Внешняя комиссия уничтожила результаты их проверки на полиграфе. Что очевидно ставило под сомнение возможность принятия объективного решения об утверждении выбора комиссии директором Бюро. Согласно закону, полиграф обязателен для решения комиссии; в свою очередь, директор ГБР должен при принятии решения проанализировать морально-деловые качества кандидата. Очевидно, что результаты исследования на полиграфе лучший способ для такого анализа. Во время исследования испытуемых спрашивают о мотивах участия в конкурсе, участии в коррупционных схемах, связях с другими странами. Правомерность требования главой ГБР получения доступа к результатам исследований была подтверждена выводами Института законодательства при ВРУ, а также юридическими школами национальных университетов Киева, Львова, Харькова и…

Требование полиграфа перед назначением в Бюро — это образец реформы госслужбы. Собственно, Труба задал новую прозрачную и действенную модель приема на работу в госорганы. Это понятная и честная альтернатива действующей сегодня модели: назначать на должности коррупционеров и затем держать их на крючке, как марионеток. Принятие окончательного решения по результатам проверки мотивации и склонности к коррупции простой и эффективный барьер для тех, кто идет на госслужбу за неправомерной выгодой. Проверка до назначения это и есть главное средство предотвращении коррупции во власти. Наверняка недалек тот час, когда такую проверку будут проходить все чиновники.

Конфликт Внешней конкурсной комиссии с директором ГБР стал одним из главных публичных конфликтов последних трех месяцев. Внешняя конкурсная комиссия по факту является политическим органом. Обуславливается это самим способом ее формирования: 3 члена комиссии от парламента, 3 от президента, 3 от Кабмина. На политический орган возложена миссия по выбору 170 руководящих должностей! К слову, в первом чтении в Раде был принят законопроект, который отнимает у Внешней комиссии эти полномочия. Но после отказа Романа Трубы от назначения 27 скандальных кандидатов Комитет по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности отозвал этот законопроект, и намерен вернуть внешней конкурсной комиссии чрезмерные полномочия.

Этот шаг парламентского комитета стал одной из составляющей массированной атаки на главу Бюро после его отказа назначать в руководство ГБР «согласованных» людей. Атака была развернута по целому ряду направлений: от попыток взять следователей под контроль через заместителей директора, а самого директора сделать подконтрольным парламенту до личных угроз членам семьи Романа Трубы. Показательно, что скачок недружественной активности в адрес создаваемого органа и его главы произошел сразу же после отказа Трубы подписывать назначение 27 «победителей конкурса».

Наиболее громким актом этого саботажа стали иски народного депутата Юрия Македона, который оспорил само назначение Трубы годичной давности и достоверность результатов люстрационной проверки, которую проходил глава ГБР. По информации СМИ, за обоими исками стоял один из самых влиятельных «коммуникаторов» с судьями Александр Грановский, к орбите влияния которого относят заместителя директора ГБР Ольгу Варченко. В случае отстранения Трубы именно она будет управлять Бюро.

Была предпринята попытка взять под внешний контроль следователей ГБР. В текст никак не связанного с ГБР законопроекта была интегрирована поправка в Криминальный процессуальный кодекс Украины. В соответствие с которой следователей ГБР (которые должны быть процессуально независимыми фигурами) фактически подчиняли заместителям директора Бюро.

В свою очередь, попытку подчинить директора ГБР парламенту предпринял Николай Паламарчук, член внешней конкурсной комиссии ГБР, отставной генерал МВД и депутат, помощника которого подозревают в передаче денег организатору покушению на Катерину Гандзюк. Паламарчук зарегистрировал законопроект, предоставляющий парламенту право высказать недоверие Директору Бюро. Интересно, что за два до внесения этого законопроекта отставной генерал выступил с другой законодательной инициативой криминализации «клеветы». Паламарчук предложил давать 5 лет лишения свободы за распространение «недостоверной информации в Интернет».

Давление на директора ГБР со стороны комитета решили оказать и коллеги генерала из комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Евгений Дейдей и Владислав Бухарев. Которые обратились в правоохранительные органы с заявлением о необходимости возбуждения уголовного дела против Романа Трубы. Пребывание обоих депутатов во внешней комиссии весьма символично: Евгений Дейдей в 2012 году был осужден за разбой, а Владислав Бухарев не имеет высшего юридического образования.

Внешняя комиссия дважды собиралась на заседания, куда приглашались 27 ее фаворитов и вместе с ними коллективно оценивали деятельность главы ГБР. Хотя подобные собрания, а тем более правовые оценки руководства Бюро не предусмотрены ни законодательством, ни внутренним регламентом комиссии.

Ну, и традиционная история личные угрозы. На личный телефон жена Романа Трубы начали приходить смс с угрозами увольнения с работы и служебного расследования, и требованиями «повлиять на мужа». По словам жены главы ГБР судьи Шевченковского суда Львова Александры Баевой, подобные сообщения и звонки поступали неоднократно в вечернее и ночное время суток.

Тот факт, что описанные выше действия продолжаются по сегодняшний день, свидетельствует о том, что с директором ГБР «договориться» так и не удалось. Принципиальность главы ГБР пожалуй, первый прецедент отказа от политических компромиссов на столь высоком уровне. Эта принципиальность добрый знак для процесса строительства новой правоохранительной системы. Неуступчивость Трубы в кейсе «27» перекликается с ситуацией Артема Сытника, который в Одессе многократно переназначал конкурсы на должность начальника территориального управления. Только если Сытник имел противодействие на областном уровне, то Труба на национальном.

Собственно, противодействие отдельных лиц не что иное как признак страха и понимания того, что ГБР это серьезная угроза для них. Они не смогли договориться с Трубой. И они уже проиграли. Их сопротивления хватит ненадолго. Сопротивление подследственных понятно, но если следователь объективен и независим у них нет шансов. Создание новой правоохранительной системы Украины идет медленно и с пробуксовкой, но оно идет. И его не повернуть вспять. Сопротивление этому движению обречено.

Украина, 09:42 16.11.2018

Активисты организации «С14» на столичном автовокзале «Выдубичи» пообщались с россиянами, которые ездили с запрещенной георгиевской лентой. Об этом сообщили на странице организации в Facebook. «Автовокзал «Выдубичи». Объяснили трем…

Украина, 04:14 20.12.2018

Президент Украины Петр Порошенко уволил народного депутата Ольгу Богомолец с должности своего внештатного советника. Указ об этом опубликован 19 декабря на сайте Администрации Президента Украины. Причина увольнения в…

Украина, 16:09 06.12.2018

Бывший советник Путина отметил, что первый этап этого распада наблюдался в начале ХХ века, в 1917-1918 годах. Дальнейший распад России неизбежен, что является продолжением естественного процесса распада многонациональных…

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Последние новости